суббота, 22 декабря 2012 г.

О том, как [почему] я не стала актрисой

   Помимо журналистики, которой я начала заниматься еще будучи школьницей, меня всегда привлекали и другие творческие профессии. В частности, я всегда интересовалась театром (особенно современным, экспериментальным), с восхищением смотрела на талантливых актеров, однако, как настоящий репортер, всегда оставалась наблюдателем. Не подозревая, что существуют такие понятия, как мизансцена и пластика, я оценивала спектакль исключительно с точки зрения эмоций, которые он во мне вызвал. Однако самым заманчивым и неизведанным в театральном искусстве для меня всегда был внутренний мир актеров, которые умеют быть в своей роли настолько убедительными, что их образы после спектакля еще долго не выходят из памяти.
 
   Недавно я начала посещать первый в моей жизни тренинг по актерскому мастерству. Точнее, заниматься в "Актерской исследовательской группе", которая образовалась посредством сотрудничества коллектива моих хороших товарищей "Режиссер.орг" и театральной лаборатории  «Мастерская Кнехта». Я наткнулась на сообщение о тренинге в контакте и, еще не успев разобраться, в чем его суть, записалась в группу. Раньше никогда не занималась чем-либо подобным, и меня откровенно удивило, что меня не выгнали с занятий в первый же день или я сама не ушла, сгорая от позора. Впечатления от первого занятия были непередаваемые - море неощутимых доселе, по-детски искренних эмоций. 

   Но суть моего рассказа в другом. Начав заниматься в "Актерской исследовательской группе", я  начала думать, почему не занималась чем-то подобным до сих пор.Я стала вспоминать свой "опыт" на сцене вообще. И оказалось, он у меня был. Правда, не очень удачный...

   Как-то в классе 6-ом к нам в школу пришли практиканты из университета. И они решили поставить вместе с нашим классом "новогоднюю сказку". Сценарий многим известный - что-то там про Снегурочку, которая разговаривала рекламными слоганами. Персонажей там было не много, и мне попалась роль бабы. На Снегурочку я и не претендовала, поэтому получив свою скромную роль, была рада и этому. Я очень переживала, учила слова, с удовольствием ходила на репетиции. Для меня это было очень важно.

   На "премьеру" я, конечно, пригласила маму. Переживания за кулисами, первые секунды на сцене, волнение, аплодисменты. "Ну как? Ну как?" - восторженно  выпытывала я после выступления. "Молодец! - сказала мама, - Правда,  вы там на сцене так тихо говорили, что я почти ничего не слышала". Это был удар по моей детской психике и тщеславию начинающей актрисы. С тех пор в школе мы больше ничего не ставили, и какое-то время моя "актерская карьера" стояла на месте.

   Потом была еще одна роль, уже эпизодическая. Однажды мне посчастливилось попасть в "Артек", где каждый отряд должен был подготовить приветственное выступление. Сценария этого действа я хоть убей не помню, зато прекрасно помню свои слова - я играла маму, которая появлялась на сцене 2 секунды и звала сына обедать. Тут у меня появились первые сложности со сценической речью. Дело в том, что мне нужно было очень громко закричать фразу "Влад, обедать!", а я, как ни старалась, могла выдавить из себя только пронзительный писк. Кончено, тогда я и понятия не имела о правильном дыхании и голосовых регистрах, вожатые этого тоже не могли объяснить.

   Хорошо помню этот момент... Я в каком-то халате с отвалившимися почти всеми пуговицами, с пилочкой для ногтей и в бигудях. Выхожу на сцену, ловлю одобрительный взгляд сжимающей кулаки вожатой (мол, "Давай! Закричи, как надо!") и... из моего рта вырывается все тот же ужасный визг. Благо, особой роли в постановке он не имел, и никто не заметил  лажи. Но осадок-то остался...

   После этого ничем подобным я не занималась. Насколько помню, всегда хотелось, но всякий раз что-то мешало: то традиционная нехватка времени, то непомерная цена актерских курсов, то мысли типа "я же ничего не умею, все будут с меня смеяться". И вот, на 20-ом году жизни я попала в "Актерскую исследовательскую группу".

   Многие, кто ходит на занятия вместе со мной, каким-то образом причастны к театру и кино (в основном, кончено, к аматорскому, но все же), некоторые уже бывали на подобных тренингах и для них бОльшая часть того, что мы делаем, не ново. Здесь я их понимаю, поскольку учась в университете четвертый год, реально новой информации получаю не много. Даже во время профессиональных тренингов порой становится скучновато, потому это касается моей работы, теоретическую часть которой я более-менее знаю. Я всегда с долей зависти смотрела на первокурсников журфака или (даже больше) на людей, которые только начали заниматься журналистикой с нуля, имея другое образование. Мне давно не хватало блеска новизны в глазах, ничто не могло пробудить во мне целеустремленности ребенка, который только начинает познавать мир и впитывает новые знания как губка.

 Впервые за долгое время я получаю новую информацию, и получаю ее с удовольствием. Да, пусть актрисы из меня не выйдет, но какое же это удовольствие - учиться чему-то новому, открывать в себе новые возможности! Я поняла для себя одну важную вещь. Не нужно боятся поверить в себя и начать что-то с нуля. Иногда мы даже не подозреваем о том, что можем! 

1 коммент.:

Natalia комментирует...

А вот в моём сознательном детстве было всё наоборот... Я так громко могла "орать" со сцены, что мне не нужен был микрофон. Я участвовала практически во всех школьных постановках. А так как, цветущий в то время наш Херсноский судозавод постоянно отмечал какие-то праздники в ДКС, то и там я всегда блестала, "орала" со сцены стихи и песни, с выражением и чувствами. Меня дразнили "волшебным голосом Джельсомино"...
Сейчас мой "ор" помогает мне иногда успокаивать наиболее резвых учеников :))))

Отправить комментарий