суббота, 16 февраля 2013 г.

Пьеса Дэна Гуменного (Кировоград) с красноречивым названием «Похуизм»


Эта пьеса была создана в лаборатории фестиваля «Неделя актуальной пьесы» в Киеве, который проводил «ЦЕНТР ТЕКСТ».  Лаборатория была посвящена написанию пьес, и «Похуизм» - результат работы одного из участников – Дэна Гуменного (Кировоград). 

 Сама пьеса, по сути, наша страна в миниатюре. Персонажи – обычные украинцы: парень Дима, тетенька из избирательной комиссии, кассирша Ира, тетя Люда, некий тип, 2 шабашника, 2 ппс-ника, судья, роли которых читают пятеро молодых актеров киевского театра  «МАЙTHEATRE»
 
Из-за бешеного темпоритма не сразу, но становится понятно, что события проходят в день выборов. Все идет своим чередом, каждый спешит проголосовать, хотя по сути всем безразличны результаты этих выборов. Старший шабашник учит младшего (как оказалось позже – своего сына) халтурить в работе, учит уму разуму:

- Смотри сюда. Весь первобытно-общинный строй основан на чем? Говоря по-простому, на похуизме! И нормально! Выжили ж люди. Еще планету всю заселить умудрились. А сейчас смотри. Европу взять, она ж вымирает. А все почему. Потому что Европе не все равно.

Интересно, что наряду с низкой лексикой старший шабашник употребляет такие слова как фрустрация, приводит сыну в пример древнегреческого философа Диогена. А все потому, что по образованию-то он историк. То есть украинцы изображаются в пьесе не как народ изначально глупый, а как народ, деградировавший. Они обладают знаниями, но из-за своего безразличия опускаются до уровня первобытных людей.  Из уст того же шабашника звучит гениальнейшая фраза: «Похую и дохуя – девиз нашей страны». 

Все персонажи пьесы знакомы и взаимосвязаны между собой. «Первая любовь» старшего шабашника Людка оказывается матерью его сына – младшего шабашника. Девушки, работающие в горсуде, оказывается, знают главного персонажа, но когда он заходит к ним в кабинет, не узнают и выгоняют парня.  «Здесь меняются персонажи, но в принципе не очень меняются люди. Все они какие-то не очень счастливые, все они живут будничной жизнью, у всех недоразвязанные отношения с противоположным полом. И этого больше в жизни, чем счастливых историй. Они формируют одиночество человека» - во время обсуждения комментирует режиссер Андрей Май. 

Диму весь день что-то гложет. Он почти все время молчит, но внутри него происходят невероятные муки, время от времени выливающиеся в сумбурные монологи. Здесь нельзя не отметить прекрасную игру актера Алексея Доричевского, на красноречивом молчании которого держалась вся пьеса. На каждую реплику других персонажей Алексей отвечал таким взглядом, который заменял все слова. 

На избирательном участке Диме предлагают заработать, поучаствовав в «каруселях». «Некий тип» объясняет парню:

- Это ж голосование. ГОЛО-СОВАНИЕ. Уже в названии ключ. ГОЛО-СОВАНИЕ – совать голым, трахаться. Выкупил? Задача выебать всех. Или наебать. Ну как получится.

Дима соглашается принять участие в махинациях, но, в конце концов, совесть ему не позволяет этого сделать. Он отдает бюллетени ППС-никам, за что получает лишь жесткие побои ногами. 

«И над всем этим гордо болтается национальный флаг...»

Но зачем же он вообще соглашался принимать участие в «каруселях»? Это выясняется в одном из монологов парня:

-Я для себя, для себя одного. Не для того, чтобы матери помочь, не для того, чтобы сделаться благодетелем. И не деньги главное нужны мне были. Другое. Я это все теперь знаю. Мне надо было узнать тогда, вошь я как все или человек, смогу ли я переступить или не смогу, тварь я дрожащая или право имею. 

Главный герой, как Раскольников Достоевского, искал ответ на вопрос, тварь он дрожащая или власть имеет. Кроме того в нем бурлит настоящий вулкан протеста против всего современного общества, который в прямом смысле слова выливается сначала когда парень справляет малую нужду на стену горсуда, а потом в только что отремонтированном лифте.  После этого собственно заканчивается монолог в голове главного героя и сама пьеса. И… начинается обсуждение. 

Многим понравилась новая трактовка слова «голосование». «Мне кажется, что в таком морфемно-лексическом обыгрывании слово голосование перестает быть политической лексикой абсолютно. Оно становится  психолого-физиологической лексикой» - отметила кандидат филологических наук, доцент кафедры мировой литературы и культуры ХГУ, журналист Галина Бахматова
 
По поводу главного персонажа зрители разделились на 2 группы. По мнению одних, главный герой в пьесе изображен идеально, по мнению других, его мало. Например, драматург Евгений Марковский считает, что Дима «сыроватый», что у него «маловато диалогов» и недостаточно показан «вулкан» в его голове. А журналистка Юлия Манукян считает, что наоборот,  «Дима практически идеальный. Ничего больше не надо. Всех остальных убрать».

Юлия Манукян также советует избавиться от «политической сатиры», которая, по ее мнению, портит пьесу. «Уберите вы вообще разговоры о политике. Оставьте жесткую бытовуху» - говорит журналистка. 
 
В корне не согласен с ней Андрей Май

«Этот спектакль очень четко выстроен по системе вертикалей и горизонталей, то есть по системе сюжета и по системе трансформации героя (его падение, его возвышение). Здесь это есть. И сами по себе коды, которые закладывает автор – это коды различные, и считывает их зритель по-разному. Кодовые вещи, связанные с политикой, важны. И хорошо, что с этого начинается и заканчивается. Потому что это не только дает масштаб, это выстраивает макрокосмос, в котором находится герой с его личным микрокосмосом, которого мы не знаем». 

По словам Андрея, они с Дэном, автором пьесы, пришли к выводу, что герой вообще должен молчать. Вместо его текстов – паузы. Ведь задачей театра является обострить сцену так,  «чтобы дать зрителю трамплин к размышлению. Событие должно развиваться так, чтобы зритель мог хотя бы направление мысли понимать. Потому что, по сути своей, каждый из нас может в себе увидеть этого Диму. И мне кажется, что в этом и сила этой пьесы».

0 коммент.:

Отправить комментарий