суббота, 11 августа 2012 г.

Арабатская стрелка. Неделя катарсиса.


   Как-то неожиданно мы с мамой решили поехать на море. Я сразу объявила, что признаю только Арабатскую стрелку (Азовское море мне импонирует больше, чем Черное, а суета Железного Порта вообще не для меня). В прошлом году мы провели замечательную неделю в пансионате «Киевская Русь» (в Генгорке), и в этом решили поступить так же.

    Дорога до Арабатки была тяжелая. Шутка ли – 4 часа в душном автобусе, который на каждом углу подбирает все новых и новых пассажиров. Мне еще и сидение попалось переднее, неудобное. Желтая пластмассовая перекладина всю дорогу впивалась в ноги. Тем не менее, удалось заняться своим любимым делом – поспать (хотя, знаете, неудобно это делать, когда от автобусной тряски все время такое впечатление, будто роняешь голову). А потом я всунула наушники в то место, для которого они предназначены, и начала думать о предстоящем отдыхе и умиротворении. Ближе к Геническу за окнами то и дело поблескивали серебристые водоемы, напоминая рыбью чешую, дремали унылые засохшие подсолнухи. Я думала о море и о том, что за эту неделю мне надо о многом поразмыслить.

    Уж не знаю, чем руководствовались хозяева пансионата при выборе его названия, но у меня оно всегда вызывало иронию. Хозяин «Киевской Руси» - мужчина лет пятидесяти, но выглядит он весьма моложаво. Его голову украшают темные-русые кудри, лицо – такого же цвета борода. Степан Степанович (так его зовут) человек верующий, поэтому в «Киевской Руси» есть свои особенности: телевизоры и кондиционеры считаются там излишними, зато все помещение украшают благородные иконы. Только вот пахнет в комнатах не ладаном, а сероводородной водой.
Озеро возле пансионата
   Не повезло нам с погодой. На море был шторм, по словам отдыхающих, уже десятый день (почему же мы не поинтересовались этим вопросом перед отъездом?). Но на пляж в первый день мы все-таки пошли. И пока мама боролась с ветром и оберегала нашу подстилку от участи ковра-самолета, я пошла в море.

   Волны были не такими большими, чтоб их бояться. Они то ласково облизывали меня, то давали пощечины, обрызгивая белой пеной. Весь берег был изуродован грязно-зелеными водорослями, которые напоминали змеиное кубло. Вместо песка – колючие ракушки. Но, несмотря на эти недостатки, Арабатка мне всегда нравилась. Здесь атмосфера спокойная, в отличие от других курортов. На пляже всегда есть место, «морские» торговцы не очень назойливы и цивилизация почти отсутствует, что, как оказалось, очень раздражает мою маму.
   Свою неделю без цивилизации я решила использовать с умом – много читать. Накануне мне была подарена электронная книга, и я почти не выпускала ее из рук. Иной раз море даже отходило на второй план. Впрочем, на второй день нашего пребывания в «Киевской Руси» на пляж мы не ходили. Ветер прогнал с небосклона солнце и стал еще суровее. Никто не рисковал зайти в воду, а мы вообще предпочли не покидать стен пансионата. Меня это не особо расстроило, а вот мама то и дело недовольно ворчала: «Мдаааа….Приехали, блин, отдохнуть!». Я всегда отвечала что-то типа «Ага» и дальше утыкалась в книгу.

   На третий (кажется) день случилось недоразумение с зонтиком. Пока мама купалась, а  я пыталась довести свое тело до цвета шоколадки (посредством загара, разумеется), шторм набрал обороты и захотел присвоить себе наш пляжный зонт. Я эту вещь никогда не любила, ибо с этим зонтиком возни больше, чем пользы. Сначала я не обратила внимания, что его все больше и больше клонит в бок, потом все это показалось мне подозрительным, и я решила зонтик прикрыть. Однако не тут-то было. Вместо того, чтоб прилежно закрыться, треклятое приспособление для создания тени вывернулось на изнанку и ни в какую не хотело закрываться. Тут мои мучения наконец заметила мама. Однако вместо того, чтоб молча устранить проблему, она начала очень громко возмущаться, чтоб все отдыхающие-загарающие узнали, что у нее «бестолковая дочь». Зонтик все-таки закрыли. С тех пор я его еще больше ненавижу. 

   Ветер обладал еще одним интересный свойством – он не позволял чайкам и бакланам совершать полет, от чего те «зависали» в воздухе, отчаянно бранясь и маша крыльями. Пернатые были отнюдь не миниатюрными птичками и витали вовсе не в облаках, а прямо над головами отдыхающих. Мама убедительно настаивала, чтоб я эту картину сфотографировала, хоть я ей и пыталась объяснить, что на фото не будет ясно, что птиц именно сносит, а не они просто летят. 


   На четвертый день мы решили прогуляться в соседний пансионат – «Мелиоратор». По дороге увидели убогий рынок, где основная продукция – пляжные принадлежности, сувениры и сушёная/копченая рыба. Выбор фруктов и овощей меня вообще ошеломил, а совдеповский «супермаркет» - очевидно, гордость Генгорки, - я помню ещё с прошлого года.






   Перед «Мелиоратором» веселье в разгаре. Дело в том, что здесь размещается своеобразная детская площадка. Местные жители явное предпочтение отдают батутам. Их там целых три. Остальные развлечения тоже оригинальностью не отличаются. Мама бросает недовольно: «Какое убожество! Тут столько детей, могли бы и что-то поинтереснее придумать!». Я скептически молчу. Кому как, а детей и это устраивает. Так зачем же, как говорится, платить больше? 





   В «Мелиораторе», тем не менее, жизнь кипит. Здесь уж для отдыхающих сделали все возможное. Детям – площадка, взрослым – теннис, футбол, волейбол, разнообразные кафешки и латки. Нас с мамой заинтересовал лоток, где готовили не только обыкновенные блинчики, но и малазийские (под названием Роти Джала), а так же вафлю-гофру. Но самое приятное, что все эти вкусности делал очень интересный мужчина, который оказался не только хорошим блинчик-мастером, но и  прекрасным собеседником. Да уж, пекаря блинов, который вообще электрик, работал на Востоке (только вот не помню на дальнем или ближнем) и читал «Ветку Сакуры» Всеволода Овчинникова встретишь не каждый день. 


   Потом мы наблюдали за полнолунием и пили кофе. С тех пор мы стали приходить в «Мелиоратор» каждый вечер. И луна всегда была разной. То лихорадочно-желтой, то огненно-персиковой; то манящей, то пугающей. Я всякий раз пыталась запечатлеть ее на свой фотоаппарат, но вместо полного таинственного шара получался лишь безликое светлое пятно. Что это? Грехи техники или протест природы против попыток засадить ее в клетку? 






   Ночь – время молитвы и таинств. Детям говорят, что ночью они растут. А мы? Может быть, ночью мы взрослеем, умнеем, прощаем, влюбляемся? Может, именно ночью мы понимаем, что хотим изменить свою жизнь, что было вчера важным становится второстепенным и мелочным, слова теряют смысл, а память теряет слова. Ночью мы думаем о любви и смерти, переигрываем ходы нашей жизни, которые кажутся нам ошибочными, ставим шаг и мат судьбе. Ночью жалеем себя и плачем. Ночью молимся. Ночью спим и не спим. Все я это испытала на 7 ночей на море…

   К тому же я спала не только ночью. Морской воздух почему-то нагонял ужасную усталость и сонливость. Я просыпалась в 7.30, чтоб сходить на завтрак, потом снова засыпала, просыпаясь уже перед обедом. А после обеда грех не поспать, ведь это время всемирного тихого часа. После вечерних прогулок тоже клонило в сон, тем более, что большинство отдыхающих были с детьми и ложились рано. То есть любые твои телодвижения после 21.00, даже разговоры в полголоса, становятся удивительно громкими и мешающими. 

   Наконец, ближе к концу недели распогодилось, и люди стали потихоньку выползать на пляж. Я была рада, что смогу позагорать. На самом деле я это занятие не люблю и считаю бессмысленным, но у нас же как-то неприлично, если ты был на море и не загорел… Поэтому приходилось представлять себя котлетой, жарящейся на медленном-медленном огне и не забывать переворачиваться. 

    А вот у мамы с улучшением погоды появилась еще одна проблема: ей стало жарко. Недовольные реплики по поводу шторма сменились нареканиями типа «Ох… Жарко… Душно… У меня от жары голова болит, мне плохо». И это было правдой - на маму, человека метеочувствительного, такой резкий скачок температуры подействовал негативно. Вдобавок ко всему она еще и обгорела, и целый день пришлось ей скрываться от солнечных лучей. 

   Зато на пляже сразу стало больше намного развлечений. И бананы, и катамараны, и воздушные «прогулки». Я из этого всего выбрала поездку на остров Бирючий. Отвезти нас туда обещали на катере, однако это средство передвижения, по-моему, больше походило на моторную лодку. Ну да ладно. Видимо, они там думают, что отдыхающие катер от лодки отличить не могут.



   Основные достопримечательности Бирючего – это маяк, животные и растения, поскольку этот остров является еще и заповедной зоной. Я, конечно, взяла с собой фотоаппарат в надежде сделать много интересных снимков. Только прибыли мы на территорию острова в полдень, самый пик жары, поэтому все животные спрятались и единственное, что можно было увидеть – это торчащие где-то далеко в траве оленьи рога. Вдобавок ко всему нас возили на машине и выпустили из нее только, чтоб мы могли выпить воды из источника. 




    Экскурсовод опровергла миф о том, что на Бирючем находятся президентские дачи, аргументировав это так: «Вы же понимаете, что если бы здесь были дачи президента, вас бы здесь не было». Зато я заметила на острове столик с миленьким навесом, где отдыхала какая-то веселая компания. Спрашивать было как-то неудобно, но, судя по всему, заповедная зона не такая уж заповедная… 

   Конечно, я всю неделю скучала за родным Херсоном, за людьми, которых хотелось увидеть и все время думала о делах, которые мне предстоит сделать за несколько дней в городе. Ведь следующее мое путешествие – неделя отдыха в «Буревестнкие» (в Лазурном). Тоже море, но совсем другой формат. Вместо мамы – друзья и студенты. Так что остаток лета обещает быть нескучным… И кто знает, для чего эта неделя послужит – для очищения духа или же наоборот… =)

1 коммент.:

Trip Impressions комментирует...

Очень красивые фотографии. Особенно маяк на Бирючем. В 2016 уже его так не сфотографируешь.

Отправить комментарий