суббота, 29 сентября 2012 г.

«Палата без номера» в детском театре «Чудеса»



Поэты не пахнут клубникой со сливками.
Ни патокой грез, ни пломбиром оваций…
Е.Бильченко

 Вчера днем я случайно встретила Галину Бахматову, которая сообщила мне, что в 19.30 в Доме учителя на Суворова пройдет современный спектакль и очень рекомендовала мне пойти. 

   Дома я обнаружила, что, оказывается, уже приглашена на этот спектакль в контакте. Он проходит в рамках поэтического фестиваля «Ан Т-Р-Акт: Серебряное веко-2».

   По описанию в интернете я почти ничего не поняла, кроме того, что спектакль под названием «Палата без номера» будет исполняться киевскими поэтами, и до последнего сомневалась, идти или нет. Ведь современное искусство, оно такое: либо завораживающе-классное, либо вопиюще плохое, и никогда не предугадаешь, что тебя ждет в этот раз.  

   Как раз, когда я собиралась выезжать на Суворова, мне позвонила мама, и я предложила ей присоединиться ко мне и вместе приобщиться к искусству. Она, конечно, долго расспрашивала: «А что за спектакль? А кто играет? А там будет интересно?». Узнав, что это авангард [детка], мама очень насторожилась и заподозрила неладное. Как  оказалось, не зря. Двери в Дом учителя были наглухо заперты. Однако сразу нашлись единомышленники – люди, которые тоже пришли на спектакль и тоже находились в недоумении.

   Не достучавшись в главный вход здания, мы решили «зайти с тыла». Ужасающе скрипнула калитка во двор – там было темно. Лишь в подвальных окнах Дома горел свет и наблюдались признаки жизни: там проходили какие-то спортивные занятия, откуда нас поспешно выпроводили и посоветовали постучать в соседнюю дверь. Но и там нас не ждали. Михаил Малышев, с которым я накануне познакомилась в фейсбуке, и который тоже пришел поглядеть на авангард, сообщил, что артисты возвращаются из пустыни и задержались в дороге. 

   Мама начала дергать меня за рукав и спрашивать «Можно я пойду домой?». Но я ей категорически запретила – уже из чистого любопытства хотелось увидеть этот в прямом смысле слова долгожданный спектакль. 

   И вот, наконец, появляются артисты. Правда, правильнее сказать, поэты. Высокий и серьезный (однако с неисчерпаемым ироническим потенциалом за кулисами души) Аркадий Веселов, маленькая Оля Швец, с двумя косичками кажущаяся совсем девчушкой, художник и поэт Дмитрий Смолко в смешной шапочке, поэт из Киева Андрей, импозантный блондин в вышиванке и красных сапогах (кажется, Глеб) и, наконец, ПОЭТ с большой буквы и, как впоследствии оказалось, актриса Женя Бильченко – худенькая девушка с рыжими волосами, чем-то напомнившая мне Незнайку. Она очень переживала перед спектаклем. 
 
   В помещение мы попали не без препятствий. Нам пришлось пройти через репетицию какого-то танцевального коллектива, этим самым вызвав недовольство. Небольшая комнатка, в которую мы попали, оказалась залом детского театра «Чудеса». Об этом сообщило панно, гордо украшавшее одну из стен. На остальных трех красовались фотографии детей-актеров. 

   «Где декорации? Где актеры? Где спектакль?» - думала я. Мама шептала: «Я сяду с краю. Если что – пойду домой». И тут Женя заговорила.

   Рыжеволосая девушка-мальчишка рассказала, что недавно в их поэтическом объединении (которое показывало спектакль) случилась беда – умер один из участников и ее любимый человек – Юрий Крыжановский. В «Палате без номера» он играл доктора и возлюбленного Жениной героини… Поэтому без него не может существовать и спектакль. «Я покажу вам моноспектакль, - объявила Женя, - И постараюсь быть с вами откровенной». 

    Но это был уже не спектакль, а исповедь одного поэта - сама жизнь, горькая и жесткая. Поэтесса делилась с нами самым сокровенным, стихи один за одним вырывались из ее сердца: с болью, с кровью их еще не затянувшихся ран… Она читала и свои произведения, и Юрия Крыжановского. Многие их стихотворения перекликаются и написаны в форме диалога. 

    Я подумала, что не каждый на это способен – 2 часа стоять перед совершенно незнакомыми людьми и не знать, казнят они тебя в своей голове или помилуют. Женя Бильченко вывернула перед нами свой внутренний мир наизнанку. Стихи, написанные в стиле постмодерна, были похожие на капли [ливня души], которые поэтическим потоком ритмично ударяются об стенки нашего сознания. Когда Женя выступала, в зале стояла такая тишина, что было слышно, как тикают часы – настолько завороженно ее слушали. 

   Вот так на сцене детского театра «Чудеса» умирало и воскресало маленькое рыжее чудо. А с фотографий на стенах беспечно улыбались дети в актерских костюмах.

  Не буду пересказывать, о чем Женя говорила, и о чем были ее стихи. Мне кажется, это неправильно. После таких встреч нужно только ответить на один вопрос "Затронуло?". И тут ответ однозначный - да. 

   Ниже видео с фрагментами выступления Жени.

0 коммент.:

Отправить комментарий